Об аварии на ЧАЭС
Группировки
Персонажи
Квесты
Прохождение
Аномалии
Артефакты
Карты Локаций
Амуниция
Автоматы
Дробовики
Снайперские винтовки
Гранатомёты и прочее
Пистолеты ЧН
Амуниция ЧН
Карта зоны
Броня
Другие предметы
Мутанты





Рекламное место сдается.
Главная » Статьи » Литература

Снимок на память
Мы шли молча, в румяном свете догорающего заката. Потрескавшаяся асфальтовая дорога, тянулась вдоль бедного на растительность леса и, перекошенных линий электропередач. Было тепло и тихо. И лишь неровная поступь наших шагов, оповещала окрестности о чьем-то присутствии. Ни один из нас не решался обмолвиться, так как в безжалостной памяти, еще пылало воспоминание о ужасной гибели нашего товарища, нашего лучшего друга. То, что осталось от него — мы похоронили не далеко от места, где его и нашла внезапная смерть. Нашла накануне своего тридцатилетия… Там же мы погребли и его именное оружие, сделанное под заказ, одной из сталкерских группировок. Мы просто не имели права его присвоить — он так им гордился… Я остановился, чтобы подкурить вынутую сигарету, остальные последовали моему примеру и тоже закурили. Я курил уже десятую за час. — Тепло, — надтреснутым голосом произнес Олег и сняв с плеча автомат, опустился передо мной на корточки. Это было первое слово, произнесенное за три часа. Устало присаживаясь на свой рюкзак, я кивнул, выпуская клубы дыма изо рта. Потом поглядел на расплывшийся по горизонту — кровавый шар, от которого вскоре должны остаться лишь воспоминания. Воспоминания. Черт бы их побрал, эти воспоминания! Мой взгляд опустился на дорогу и бегающих по ней муравьев, я искренне позавидовал им и невольно задумался… Вот они суетятся, шустро бегая по неровностям асфальта, таскают каких-то жучков и личинок, сообща выживают в этом безумном мире. Не ведают о том, что за ними кто-то наблюдает с высока… Кто-то, кто нечаянно способен прервать их существование. Моя рука вынула изо рта окурок и затушила его на одном из муравьев, что усердно тащил какую-то тяжелую былинку. …и вот один из них погибает внезапной смертью. Скорбят ли по нему остальные? Есть ли у него друзья, которым не плевать на случившееся? — Вряд ли. Он был всего лишь заменимым винтиком, тихим голосом, среди тысяч других… Я вдруг улыбнулся, видя как один из муравьев подбежал к обгоревшему трупу своего собрата, но улыбка быстро сошла с моих губ, понимая, что подбежал он лишь для того, чтобы забрать ценную былинку… Вот так и с Ванькой… Попал бедняга под окурок, неудачно или нарочно — затушенный суровой судьбой… — Степка, — окликнул меня Санек, сидевший рядом, на Ванькином рюкзаке. Его обеспокоила моя меланхоличная задумчивость. Я поднял взгляд на его небритое лицо и кашлянув, тяжело выдохнул. — Надо двигать, сумерки скоро. Мы поднялись и взвалив рюкзаки — продолжили путь к своей обители. Нам очень хотелось напиться. И не только из-за смерти Ивана, хотя эта причина и была главенствующей. Просто очень хотелось выпить, отогнать подальше депрессию. Мы снова шли по нагретому дневным солнцем асфальту, и я думал о Ваньке… Наверное и Санек с Олегом, тоже думали о нем. Помнили, каким он был чудаком после пары рюмок, как потом нелепо заводил разговор с девками…, как живописно рассказывал анекдоты, как смеялся сам… Помнили его слова: — «покуда Зона терпит меня — потерплю и я!», он говорил так каждый раз, когда чудом возвращался из очередной вылазки в Зону. Дотерпелся, мать его… Мои глаза помутнели и сгустившиеся сумерки, скрыли от глаз моих друзей — скорбные слезы. Я поспешил промокнуть их рукавом. В Зоне не допустимо давать волю чувствам. Оглушенные трагическим событием, мы совсем забыли про осторожность, которая здесь и сейчас, была вовсе не лишней. В предательских сумерках, мы не заметили движение людей вдалеке, на дороге, которая продолжалась уже не асфальтом, а крупным гравием. И вполне могло статься, что это были вовсе не люди… А какие-нибудь зомби, или того хуже — военные! Спустя пару минут и несколько десятков шагов, в метрах двадцати от нас — вспыхнул яркий прожектор и фары бмпэшки… Слепящий свет ударил нам в глаза, заставляя вздрогнуть от неожиданности. Мы встали как вкопанные. Бежать было поздно, равно, как и хвататься за оружие. Это означало, сложить головы не сходя с места! — Вое-е-нные… — с обреченной злобой процедил Шурик, бросая на дорогу Ванькин рюкзак и оружие. Я и Олег — поступили так же. В тишине, несколько пар солдатской обуви, зашаркали по пыльному гравию. Кто-то спрыгнул с БМП на дорогу, при этом устало выдохнув. Щелкнул затвор автомата. — Ну все — хана… — выдавил Санек. Я глянул в его сторону и подсознательно согласился. Прикрываясь от яркого света рукой, а другой „упираясь“ в небо, мы старались не нервировать резкими движениями — и без того очень нервных солдат. Последние отчего-то молчали, что было весьма странно — ведь иной раз сыпят одним матом… Может „контроллер“ поработал? Тогда точно — хана! Внезапно, яркий прожектор погас, остались гореть лишь фары БМП, но один хрен, глаза еще помнили свет прожектора и ничего не видели. Мы переминались с ноги на ногу, не решаясь что-либо произнести. За нас это сделал чей-то хриплый и басистый голос: — Ну чё ёпа мать, погулять захотелось? Кто бля такие!? От этих слов мне немного полегчало. Ну хоть не зомби, и то ладно. А с не сразу стреляющими военными, можно попробовать договориться. — Сталкеры! — выпалил Олег и зачем-то пнул свой рюкзак, пологая видимо, что это подтвердит его заявление. — Руки так, чтобы я бля — их видел…! — рявкнул солдат и не спеша зашаркал в нашу сторону. — В рюкзаках чё? — Хлам, — шутливо отозвался Олег. Стоявшие возле бмпэшки солдаты — устало хмыкнули. — Хлам говоришь. Н-да… — Слышали хлопцы!? — крикнул он им, — Эти клоуны ХЛАМ, из Зоны таскают! На металлолом наверное! — солдат заржал, и чем-то напомнил ишака. Потом давясь от смеха, добавил: — А вы случаем не из „зеленых“ будите? Редких зверей-мутантов не охраняете? Так тут их навалом, которых бесцеремонно истребляют! — стоявшие возле БМП солдаты, разделили веселье сослуживца. Наконец мои глаза, более менее привыкли к свету фар, и теперь я смог разглядеть тех, кто так неожиданно прервал наш путь «домой». Обладатель хриплого голоса и нездорового чувства юмора, подошел почти вплотную к Олегу, оказавшись на голову ниже последнего. — Так хлам значит? — почти с иронией в голосе произнес он. Олег вяло улыбнулся и кивнул. На что невысокий солдат, отреагировал неожиданным ударом руки, в пузо шутника. Шутник согнулся пополам и закашлялся. Я вдруг понял, что договориться с этими отмороженными весельчаками, будет весьма проблематично. — Так что в рюкзаках? — кашлянув, снова вопросил солдат, теперь уже серьезно. — Ну хабар там…, но половина то — хлам! — привлек я внимание драчуна. Тот направил свои стопы ко мне, и через секунду, его небритая физиономия оказалась в паре сантиметров от моей. Дыхнув перегаром, он выпалил почти на одном дыхании: — Вот такой вот бля — хлам, пару дней назад, двоих из моей роты — спалил! Таких же вот как вы — клоунов — шмонали, и на тебе — результат… — Не повезло им. — утирая оплеванный подбородок, бросил я. — Не в везении бля дело! — взвился военный, — в этой местности «хлам» странный какой-то! Здесь вообще что-то не так…, здесь все не так! Сок древесный — сродни яду, „колючка“ местами, сама стены оплетает, точно плющ… Паранойя, — подумал я. У военных такое часто бывает, и это делает их опасней любого мутанта. Никогда не знаешь, что у них на уме. Вот заметит к примеру солдатик, что у напарника в ночном дозоре, глаз задергался — не раздумывая примет за проделки контроллера и пристрелит! И будет прав. С мертвых-то не спросишь. — Ну, немного необычный хлам, — унимая тревогу в душе, заявил я, — на, проверяй! — Э-э нет бля! Ты давай умник сам, рюкзачок-то открой! Я глянул на пожимающего плечами Санька и почти оправившегося после удара Олега. Потом не спеша опустился на корточки и принялся расстегивать рюкзак — Ванькин. Стоявшие возле бмпэшки солдаты, топтались на месте точно кони и, не спускали с нас глаз. Их автоматы грозно смотрели в нашу сторону, готовые по команде старшего по званию, или еще хуже — своего сердца, разрядить по нам всю обойму. Завалив при этом и этого хриплого коротышку — по всей видимости их командира. Я понимал, что весь хабар у нас отнимут, а самих, скорее всего изобьют до полусмерти и бросят где-нибудь в овраге! Такое уже бывало, и не раз…, правда не с нами. И теперь наверное, подошла наша очередь. Военные не любят сталкеров, это факт. Да и за что нас любить? Если сами мы — зачастую недолюбливаем друг друга! До смерти. Я не горел желанием ворошить внутренности Ванькиного рюкзака, но «дары» Зоны — никогда не считались среди нас, чем-то личным… То, что таит в себе смерть — просто не может быть личным! — Ну? — глянул я на подвыпившего солдата. — Пустышки гну! Доставай бля, свой хлам! — Да ты что командир, проще в русскую рулетку сыграть! — взволновался я. — Каждый отшлифованный Зоной — сталкер, знает, что вынимать артефакты из общей кучи, без спец.приборов — опасно для жизни! — Давай-давай, достовай! — Да ты знаешь мудак, — отрывисто залепетал я, — что свойства артефактов изменяются, когда вступают в контакт с себе подобными!? Да откуда тебе знать, ты ведь только водку жрать можешь, да на строевой глотку драть! Брось… — не слабый удар в скулу, прервал меня на полуслове. Видимо недалекому солдафону, были невдомек мои объяснения. — …брось в рюкзак обычную подкову, — продолжил я, потирая скулу, — и через час вся ее мнимая удача — обратиться в ничто! И она убьет тебя! — мое сердце заработало на «красном пределе». Олег и Санька, озаренные светом фар — нервозно наблюдали за мной и солдатами. Напряжение нарастало, а терпение импозантного коротышки — иссякало. Еще пара минут общения в подобном русле, и кому-то из нас станет совсем плохо. Я решил потянуть время и на свой страх и риск, вынул из Ванькиного рюкзака — первое что попало под руку. К нашему общему удивлению — это оказался почти новехонький фотоаппарат с вспышкой! Где Ваня его нашел — я не имел никакого понятия, но кажется, он даже был в рабочем состоянии… Эх Ваня, Ваня — ты всегда мог удивить… Даже после смерти. Я покрутил в руках фотик, направил объектив в сторону склонившегося над рюкзаком — солдата, и не успел произнести и слова, как сработала вспышка(сама по себе)… И почему-то сразу, погасла одна фара бмпэшки, и рядом с ней, что-то заревело и гулко попадало на землю(словно кто-то уронил сразу несколько тыкв). От неожиданности я выронил фотоаппарат и уставился на солдата. Он как-то странно поглядел на меня, потом его губы зашевелились, и до меня донесся сдавленный голос: — Что…что…, ты сде…лал? Су-ка… Все трое, мы разинули рты, видя как половина туловища солдата — безмолвно сползла и шмякнулась на землю. Ноги остались на месте, но секундой спустя, тоже упали… Опомнившись, я взглянул на то место, где еще недавно топтались несколько солдат, но вместо оных, в полутьме различились очертания трех обезглавленных статуй. Которые вскоре, тоже, звучно предались земле. Потом что-то заскрежетало и с шумом грохнулось — это был, увенчанный потухшей фарой — кусок БМП! После чего, наступила мертвая тишина. Случившееся, не надолго ввело нас в состояние ступора, хотя в Зоне мы повидали достаточно ужасов, чтобы с легкостью стереть из памяти подобное. Через несколько минут мы опомнились, и взвалив рюкзаки, поспешно зашагали по дороге. Олег на секунду задержался, глядя на загадочный фотоаппарат, так и продолжавший все это время лежать на земле. Мы знали, что вскоре, военные хватятся экипажа этого несчастного БМП, и пошлют другой на поиски. Встреча с ним, не входила в наши планы. Я с наслаждением втянул в себя свежий ночной воздух, окликнул Олега и поглядел на мрачного Саньку. Он достал сигарету и закурил, а мне впервые за этот день, курить не хотелось. Сзади послышались частые шаги Олега, он догонял нас. Я успокоился по этому поводу и через какое-то время, теперь уже без приключений, мы продолжили прерванный путь к своей обители. Луна и звезды пристально наблюдали за нами, и взглянув на них, я снова вспомнил Ваньку… Быть может, одной звездой на небе, стало больше. Спустя несколько дней Я сидел в баре и потягивал пивко. Полученные с продажи хабара — деньги, что называется жгли ляжку, и мне хотелось сегодня как следует кутнуть. Но как на зло, ни Олега, ни Саньки — в городе не было, уехали по каким-то личным делам, в Москву. Ну и хрен с ними. Чё выпить что ли не с кем? Вон, за дальним столиком какие-то шалавы глазки строят, подсяду, зеленью тряхану, и на ночь они мои! С этими мыслями, я оторвал свой зад от стула и уже было направился к размалеванным(ну точно клоуны) девчонкам, как мой сотовый запел похоронную мелодию… Звонил Олег. Оказывается, он был здесь, в Славутиче, и срочно что-то хотел мне показать. Я сказал ему название бара, в котором завис, и он обещал подгрести в течении часа. Допив остатки пива из бутылки, я еще раз глянул в сторону развеселых девиц, которые вероятно были уверены, что я поднялся со стула именно для того, чтобы насладиться их компанией. Но я их разочаровал. Мой зад снова опустился на стул, а официантка принесла еще пива. Спустя полчаса и три бутылки, дверь в бар снова отварилась, явив моему помутневшему взору — Олега. Его выбритое лицо, сперва адресовало мне знакомую улыбку, а потом снова приобрело каменную гримасу. Я уже привык к этому выражению его лица, которое могло выражать и скорбь и веселье, и еще кучу других чувств. Он спешно подошел к моему столику, схватил только что открытую бутылку пива и разом ее опустошил. После чего издал громкую отрыжку и бросил передо мной на стол, какой-то желтый конверт. Запоздало пожав ему руку, я ничего не спрашивая, вынул из конверта одну единственную фотографию. Мой помутневший разум, сперва не понял, что на ней было изображено, но потом, внутри меня словно похолодело, как если бы я проглотил кусок льда. Я поднял отрешенный взгляд на Олега. Он ничего не сказал, только кивнул. Я вновь уставился на черно-белое фото, которое из тлеющих углей памяти, раздуло в моем мозгу, безжалостное пламя воспоминаний… Я вспомнил все, что запечатлел этот снимок, ведь я сам его сделал(или почти сам)… Но на нем была еще одна деталь, которая шокировала меня, от которой все тело сковывал мистический ужас… Вот что мои глаза увидели на снимке; на переднем плане, знакомый фрагмент невысокого человека в камуфляже, его туловище загадочно пересекала белая линия. На заднем плане дорога, и часть БМП, немного скрытая белым пятном(от света фары), и три солдата рядом, у каждого по белой полоске на шее. Но с разинутым ртом, я продолжал пялиться на середину сего снимка, где немного невнятно, было запечатлено нечто мистическое и загадочное, нечто призрачное, с размытыми очертаниями. Нечто, с громадной, светящейся косой в руках…Нечто, обладающее отчетливым лицом! Знакомым лицом! Мертвенно-бледным, осклабленным — лицом Ваньки… Источник: http://30kmzone.ru
Категория: Литература | Добавил: Writer (24.03.2009)
Просмотров: 586 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бродяга, добро пожаловать в Зону



СТАЛКЕР!
Я всегда рад видеть
еще одну живую душу!
Но я незнаю кто ты?
Регистрация
Вход!

---

Список Сталкеров



Популярные файлы
[24.03.2009]
Мечта на поражение (5)
[24.03.2009]
Сердце Зоны (2)
[24.03.2009]
Валерий Гундоров цикл сталкерских рассказов "БАЙКИ У КОСТРА" (0)
[15.03.2009]
Метро 2034 (6)
[24.03.2009]
Аркадий и Борис Стругацкие. Пикник на обочине (11)
[24.03.2009]
Песочные Часы (21)

На форуме
  • Consumer Reviews (0)
  • anxiety natural remedies for dogs (0)
  • Consumer Product Reviews (0)
  • Product Review Sites (0)
  • Best Price Comparison Site (0)
  • Beauty Product Ratings (0)

  • Счетчики ТОПов



    На сайте:

    Зарегистрировано на сайте:
    19020

    Новых сегодня: 0
    Новых вчера: 0
    Новых за неделю: 0
    Новых за месяц: 0

    Из них:

    Сталкеров: 18752
    Модераторов: 4
    Супер Модераторов: 6
    Администраторов: 1

    Из них:


    Парней 18989
    Девушек 31

    Нас посетили:


    Тут счетчики(8 штук) в ряд.
    Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат GSC Game World.
    Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации.
    Конструктор сайтов - uCoz| © 2009 Все права защищены. stalker-chaes.ucoz.ne